Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Марка

Немного о карантине

Трёп с друзьями из кардиоцентра. Выясняю, что в кардиоцентре нормальный карантин, как всегда бывало во время гриппа. То есть, посетителей к больным не пускают. Из новшеств – всем сотрудникам на входе измеряют температуру. Ну и ещё держат в резерве несколько палат, на всякий случай. А они у нас по советским временам были шикарные – одноместные и двухместные с душем, туалетом и гардеробом. Думаю, такими же и остались.
А как библиотекари? Давно не общалась с Натальей Крыловой из Балашихинской библиотеки имени Тютчева. Она же была всё время на мероприятиях!
- Алё, Наташ, ну как ты там!
- Библиотека перешла на онлайн режим!
- Ты что, компьютер освоила?! (Наталья не владеет компьютером совсем от слова вовсе!).
- Да нет, с компьютером другие, а я подбираю материал! Библиотека закрыта для читателей, а мы приходим, нам на входе меряют температуру – и работаем по скайпу ( они издают журнал, ведут литературный клуб и многое другое). Ладно, хоть от поездок отдохну!
- Наконец, с тобой можно будет нормально пообщаться, а то ты всё время в разъездах! Как котик?
- Боречка (британский вислоух) немного капризничает. Говорит, что Вискас надоел.
Марка

Я тоже про карантин.

Нормальные люди во время карантина читают Камю.
Ну а я вспоминаю Юрия Германа «Дело, которому ты служишь» (не фильм!), где доктор Владимир Устименко боролся с чумой в далёкой Туве.
И ещё, как победил чуму наш флотоводец Фёдор Фёдорович Ушаков. Так об этом написано в книге Леонтия Раковского «Адмирал Ушаков».
«В эту ночь Ушаков составил диспозицию боя, который он собирался дать чуме. Он вспомнил и разобрал оба случая чумы в его команде.
Мичман Баташев, как узнал впоследствии Федор Федорович, забежал накануне на корабль № 2 к приятелю, а матрос Сидоркин, стоя на карауле, одолжился у прохожего табачком.
Ушаков пришел к выводу, что главное – это беречься посторонних и держать себя и одежду в чистоте. Кроме того, чем меньше зараженный район, тем легче борьба.
К утру он составил примерный план лагеря и правила жизни в нем.
На рассвете адмиралтейские казармы опустели. Все команды, взяв пожитки, ушли в степь.
Ушаков поднял своих раньше всех. Он отошел в степь, вымерил нужное пространство и сразу поставил часовых, чтобы за черту лагеря – ни одного постороннего!
Часть людей под командой расторопного боцмана Макарыча отрядил к реке за камышом. Остальные под наблюдением офицеров рыли по указаниям Ушакова землянки и ставили палатки.
И всюду поспевал он сам.
Работа кипела.
Работали охотно – на воздухе, не в надоевших мастерских. Хотя чем выше подымалось солнце, тем становилось тяжелее.
Все другие команды устроились на новом месте за один день, а ушаковская – только к вечеру следующего дня вошла в палатки.
Ушаковский лагерь резко отличался от всех даже по своему внешнему виду. У всех других стояли большие палатки или землянки, где было набито народу как сельдей в бочке.
Ушаков же сразу разделил свою команду на небольшие артели, обособленные друг от друга.
У всех ходили по лагерю свободно, из одной палатки в другую: «Нет ли огоньку?», «А ну-ка, ребятки, у кого разживусь щепоткой соли – завтра отдам!»
А к палаткам и землянкам артели ушаковцев не смел подойти никто из товарищей соседней артели.
За водой и покупками наряжались команды с офицером. С посторонними было строжайше запрещено иметь дело.
Перед лагерем выстроили отдельную больничку, а еще дальше, в степи, стоял страшный карантин.
День ушаковцев начинался с просушивания и проветривания постелей и одежды. Перед каждой палаткой горел костер.
Ушаков говорил:
– У нас тут одна работа и забота: беречь себя. Не ленись мыться, не ленись чиститься!
Он сам проверял команду и не щадил ленивых.
Только два случая чумы приключились в лагере Ушакова, и то вскоре после переезда из городских квартир.
Палатку и все вещи чумных сожгли, их артель расселили сначала по одиночным землянкам, а потом всех свели в новую палатку.
Прежнее место, где осталась лишь куча золы, окопали рвом.
Но это были последние жертвы среди ушаковцев, и Ушаков каждый день с удовлетворением выслушивал в рапорте дежурного по лагерю: «Больных моровым поветрием не оказалось».
Ко всем остальным лагерям часто наведывался казак со зловещим черным флажком на пике, а ушаковцы спали спокойно.
Страшная восточная гостья отступила перед бдительным и мужественным капитаном корабля № 4.
Капитан Федор Ушаков вышел победителем в этом беспримерном, трудном единоборстве с чумой».

Свою первую награду — орден Святого Владимира IV степени Ушаков получил в 1785 году за успешную борьбу с эпидемией чумы в Херсоне.
Марка

Моё хладнокровие

Вспомнила сегодня очаровательную сказку Синкен Хопп «Юн и Софус».
« — Не иначе, ты заболел, — сказал Юн. — У тебя температура. Я схожу за градусником и измерю ее.
— Никакой тиримпатуры у меня нет! — сказал Кумле. — А если бы и была, я не позволил бы тебе ее мерить! Она моя!
С этими словами Кумле повернулся, пошел к Миккелю и стал мыть машины.»
А почему? А потому что сегодня четверг – день занятий восточными танцами в центре «Авангард». А в этом центре работают очень чистоплотные люди и требуют, чтобы при входе все надевали бациллы (ой, конечно же бахилы). Но при этом бахилами не обеспечивают – вот и приходится их тырить в поликлинике!
Вот и зашла я в поликлинику – а на входе тётя в белом халате и с электронным градусником – у всех температуру замеряет. Ну, я не Кумле, протягиваю руку.
-36, 2.
Хладнокровная я, однако. Тырю бахилы и топаю на занятия.
Марка

Памяти Михаила Задорнова. ОДин из лучших его рассказов

Рассказы Михаила Задорнова
Содержание
Сердечная недостаточность

Какой замечательный! Да, дождь... Я дождь люблю! А вон какой-то чудак не любит. Ишь как припустил! Прямо под поливальную машину угодил.

Эх, сейчас бы еще чарочку пропустить, согреться! Но сын не разрешает. Врач. Моя гордость! С детства мечтал стать врачом - и стал! Да каким первоклассным. Только по заграницам теперь и ездит. Но отца никогда не забывает. В прошлом году, помню, из Венгрии вернулся. Какой сувенир мне привез! Значок города Будапешта! И еще очень редкий набор открыток. В Москве, говорит, таких ни в одном киоске нет. Называется "Зебры зоопарка города Секешфехешвар". Говорит, очень красивые открытки. Я не знаю, я их еще не видел. У него все времени нет мне их завезти. Очень дел много. Вот такой замечательный специалист получился! Нарасхват. Но об отце все равно никогда не забывает. Недавно из Италии вернулся, первым делом мне позвонил.

- Ну, бать, - спрашивает, - как твое здоровье? Приложи-ка трубку к сердцу - я тебя послушаю.

Вот это я понимаю - профессор! Прямо по телефону точный диагноз установил.

- Отец, - говорит, - у тебя сердечная недостаточность. Не пей, не кури... А главное, гуляй больше, воздухом свежим дыши...

Вот я и гуляю...

Сегодня к младшему своему на юбилей ходил. Младший - это моя гордость! Когда-то мы с матерью думали: из него ничего не получится. Таким недотепой рос. Помню, в школьном сочинении написал: "Петр 1 наголову разбил шведов под Полтавой во главе Красной Армии". Эхе-хе! За все детство ни одной книжки не прочитал. А теперь вот ученый-филолог! Кандидат наук. Недавно диссертацию защитил! Не помню точно, как называется, что-то вроде... "Влияние шипящих суффиксов в поэзии Вознесенского на производительность труда такелажников Заполярья".

Сегодня ему уже сорок стукнуло. Но отца, как и в детстве, любит. Как он сегодня моему неожиданному приходу обрадовался!

- Отец, - говорит, - какой ты молодец, что пришел! Я-то тебя специально не приглашал, тревожить боялся. Но раз ты все равно пришел, пойдем на кухню. Я тебе стаканчик редчайшего грузинского вина налью. Жена нам с праздничного стола дефицитной закусочки принесет.

Выпили мы с ним. Хорошо мне так сразу стало, что начал я детство его вспоминать. Как он по русскому языку двойку получил за то, что наречие "когда" просклонял: когда, когду, когде, когдам!

Он сразу встал, дверь прикрыл...

- Отец, - говорит, - это так трогательно, что давай лучше об этом в другой раз. А сейчас ты лучше иди, тебе у нас все равно неинтересно будет. Все гости ученые, зануды, разговоры для тебя неинтересные, накурено опять-таки сильно. А у тебя сердечная недостаточность! Так что ты лучше иди. А главное, не простудись - дождь на улице сильный. Поэтому сразу домой иди, камин включи, ноги маминым пледом укрой, телевизор посмотри - "Спартак" сегодня играет. Помнишь, когда я маленьким был, мы всегда с тобой за "Спартак" болели? Телевизор у нас тогда еще с линзой был, а у футболистов трусы ниже колен... Помнишь, да? И я помню. Да, чуть не забыл. Зонт возьми - дождь на улице усиливается. Можешь нам его в ближайшее время не возвращать. Он все равно протекает. А у нас новый есть.

Обнялись мы с ним, расцеловались, пошел я к двери и вдруг слышу в большой комнате сквозь шум кто-то зычным голосом говорит:

- А теперь, уважаемые коллеги, давайте по традиции выпьем за родителей юбиляра. И пожелаем им здоровья и долгих лет жизни!

Эх, жаль, старуха не дожила. Таких слов в наш адрес от известнейшего ученого не услышала...

Да-а, я дождь люблю... После него придешь домой, камин включишь, у телевизора сядешь. Может, дочка позвонит... Дочка - это моя гордость! Деловая... Расписиние, педсоветы (завуч в школе), собрания, министерства... Но об отце, как и сыновья, не забывает. Всегда звонит, о здоровье интересуется. На прошлой неделе как узнала от брата, что я заболел, тут же позвонила!

- Ты, папа, - спрашивает, - до какой степени заболел? Заезжать к тебе или нет? А может, пионеров на дом прислать? Они б заодно и газеты старые забрали...

Два дня назад опять позвонила.

- Если ты, папа, - говорит, - не очень хорошо себя чувствуешь, но не надо, не заезжай к нам. Правда, я же знаю, ты упрямый, поэтому если решишь все-таки заехать, то от метро сквером иди. В автобусе душно, людно. Заодно виноград в киоске, может, купишь. Тебе полезно. Тогда и нам возьми килограмма два. Да, у нас лифт не работает, поэтому к нам на пятый этаж не поднимайся, снизу позвони - я сама к тебе спущусь. Заодно и повидаемся.

Вот такая заботливая дочурка выросла. Шутка ли? Три года ради меня разменом нашей общей квартиры занималась.

- У нас, - говорит, - папа, семья большая - двое детей. Скоро третий будет. Шумно, нервно... Муж курит. А тебе спокойствие нужно. У тебя сердечная недостаточность.

Да-а, недостаточность... А откуда ей взяться, достаточности? Раньше хоть внучок загадку загадает или внучка язык покажет. В общем, молодец дочка! Добилась своего. Разменяла нашу общую квартиру. Себе отдельную двухкомнатную выменяла и мне комнату. В коммунальной. Хорошая комната. Тихая. Сосед - мой ровесник. Тоже сыном гордится. В одном городе живут, а вон недавно от него письмо получил. Несколько раз мне его перечитывал. Да и не только мне. В парке всем пенсионерам перечитал. Эх, дети, дети! Так и хочется вам сказать... Когда пишете письма родителям, пишите их на плотной бумаге, ведь родители перечитывают их по многу раз.

Ну, ладно, пойду, пожалуй... Ноги уже промочил... Чайку вскипячу. Может, дочка снова позвонит. Перед футболом "Вечерку" почитаю. Главное теперь, чтобы "Спартак" выиграл... А то сыновья сильно расстроятся...



Rambler's Top100 Rambler's Top100