Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Марка

И опять я чего-то не понимаю.

Смотрю "Тобол". Сибирь, начало 18 века. В одном месте собраны совершенно разноязыкие - сосланные шведы (!), бухарцы, китайцы, местные народы, ну и русские. А общаются между собой совершенно спокойно по-русски. Даже без акцента и переводчика. Когда только выучили? Чудеса и только!
Марка

Парикмахерская

Когда я прошлый раз стриглась и красилась, мужик в соседнем кресле требовал "затылок как у Геббельса". Вчера уже другой, но в том же кресле стал просить причёску "под Муссолини". Что-то в нашем районе не так? Никто не хочет "под Котовского"?
Марка

Пограалим!

Смотрю расписание оперных трансляций на ближайшее время.
Сплошной «Парсифаль»!
Метрополитен, Венская опера, Берлинская опера.
Очень актуально – и в преддверии Пасхи, и история мальчика, выросшего в полнейшей самоизоляции!
Где Парцифаль? Простыл и след.
Уже он скрылся за горою...
А тело павшего героя
Покрыл цветами Иванет,
И по законам здешних мест
Соорудить решил он крест,
Всем видимый издалека:
Злосчастный дротик Парцифаля
И поперечная доска
Сей скорбный крест изображали...
Он в Нантес возвратился вскоре.
Король Артур в великом горе
Воспринял юноши доклад.
Рыдали дружно стар и млад,
И всех окутал мрак могильный...
Господь, помилуй и прости!..
Артур велел перенести
Убитого в свой склеп фамильный.
И сам, как говорит преданье,
Присутствовал при отпеванье...
. . . . . . . . . . . . .
Должно быть, Итеру назло,
И впрямь затмение нашло
На молодого Парцифаля.
Иначе, думаю, едва ли
Ввязался б он в столь дикий спор,
А Итер жил бы до сих пор.
. . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . .
Наш глупый мальчик в это время
Стремится вдаль своим путем.
Он не жалеет ни о чем.
Его не давит скорби бремя.
Кастильский конь его удал,
Испытан в зное он и в стуже,
Необычайно резв к тому же...
Ну что же, пограалим, подобно персонажам Марка Твена. («Янки при дворе короля Артура») Напомню краткое содержание оперы - история поисков святого Грааля — загадочного талисмана, хранящегося в таинственном замке, с владетеля которого Парсифалю суждено снять заклятие, тяготеющее над ним.
Марка

Я тоже про карантин.

Нормальные люди во время карантина читают Камю.
Ну а я вспоминаю Юрия Германа «Дело, которому ты служишь» (не фильм!), где доктор Владимир Устименко боролся с чумой в далёкой Туве.
И ещё, как победил чуму наш флотоводец Фёдор Фёдорович Ушаков. Так об этом написано в книге Леонтия Раковского «Адмирал Ушаков».
«В эту ночь Ушаков составил диспозицию боя, который он собирался дать чуме. Он вспомнил и разобрал оба случая чумы в его команде.
Мичман Баташев, как узнал впоследствии Федор Федорович, забежал накануне на корабль № 2 к приятелю, а матрос Сидоркин, стоя на карауле, одолжился у прохожего табачком.
Ушаков пришел к выводу, что главное – это беречься посторонних и держать себя и одежду в чистоте. Кроме того, чем меньше зараженный район, тем легче борьба.
К утру он составил примерный план лагеря и правила жизни в нем.
На рассвете адмиралтейские казармы опустели. Все команды, взяв пожитки, ушли в степь.
Ушаков поднял своих раньше всех. Он отошел в степь, вымерил нужное пространство и сразу поставил часовых, чтобы за черту лагеря – ни одного постороннего!
Часть людей под командой расторопного боцмана Макарыча отрядил к реке за камышом. Остальные под наблюдением офицеров рыли по указаниям Ушакова землянки и ставили палатки.
И всюду поспевал он сам.
Работа кипела.
Работали охотно – на воздухе, не в надоевших мастерских. Хотя чем выше подымалось солнце, тем становилось тяжелее.
Все другие команды устроились на новом месте за один день, а ушаковская – только к вечеру следующего дня вошла в палатки.
Ушаковский лагерь резко отличался от всех даже по своему внешнему виду. У всех других стояли большие палатки или землянки, где было набито народу как сельдей в бочке.
Ушаков же сразу разделил свою команду на небольшие артели, обособленные друг от друга.
У всех ходили по лагерю свободно, из одной палатки в другую: «Нет ли огоньку?», «А ну-ка, ребятки, у кого разживусь щепоткой соли – завтра отдам!»
А к палаткам и землянкам артели ушаковцев не смел подойти никто из товарищей соседней артели.
За водой и покупками наряжались команды с офицером. С посторонними было строжайше запрещено иметь дело.
Перед лагерем выстроили отдельную больничку, а еще дальше, в степи, стоял страшный карантин.
День ушаковцев начинался с просушивания и проветривания постелей и одежды. Перед каждой палаткой горел костер.
Ушаков говорил:
– У нас тут одна работа и забота: беречь себя. Не ленись мыться, не ленись чиститься!
Он сам проверял команду и не щадил ленивых.
Только два случая чумы приключились в лагере Ушакова, и то вскоре после переезда из городских квартир.
Палатку и все вещи чумных сожгли, их артель расселили сначала по одиночным землянкам, а потом всех свели в новую палатку.
Прежнее место, где осталась лишь куча золы, окопали рвом.
Но это были последние жертвы среди ушаковцев, и Ушаков каждый день с удовлетворением выслушивал в рапорте дежурного по лагерю: «Больных моровым поветрием не оказалось».
Ко всем остальным лагерям часто наведывался казак со зловещим черным флажком на пике, а ушаковцы спали спокойно.
Страшная восточная гостья отступила перед бдительным и мужественным капитаном корабля № 4.
Капитан Федор Ушаков вышел победителем в этом беспримерном, трудном единоборстве с чумой».

Свою первую награду — орден Святого Владимира IV степени Ушаков получил в 1785 году за успешную борьбу с эпидемией чумы в Херсоне.
Марка

Раскопай своих подвалов. И шкафов перетряси

Иногда очень полезно бывает делать раскопки в шкафу.
Вот наткнулась на плоды своего творчества - и слегка возгордилась. Дорожка на пианино
Школьные годы чудесные. Двусторонняя гладь с настилом. Мережка.
Одинаково с двух сторон!
Надо же, как я умела!
Первая сторона
Первая сторона

Вторая сторона
Вторая сторона
Марка

Новое кино

Смотрела сериал "Отверженные" 2018 года. и поняла, что отец Дюма-старшего изрядно наследил (в плане наследников) по Франциии. Хотя был мулатом. Тома́-Алекса́ндр Дюма (Thomas Alexandre Dumas), официально Дави́ де ля Пайетри́ (Davy de la Pailleterie; 25 марта 1762, Жереми, Гаити — 26 февраля 1806, Вилле-Котре, Франция) — французский генерал, отец Александра Дюма.
Биография

Родился в колонии Сан-Доминго, на плантации Геноде близ Жереми. Его родителями были владелец плантации — француз Антуан Делиль Дави де ля Пайетри (1714—1786) и чернокожая гаитянская рабыня Мария-Сессета Дюма.

Плантатор, называвший себя Делилем, был отставным полковником Дави, бежавшим в колонию от своих кредиторов. Его отец, маркиз де ля Пайетри, принадлежал к нормандскому роду, утверждённому в дворянском достоинстве в 1669 г. Род Дави может быть прослежен до сеньора Оливье Дави, присягнувшего на верность королю в 1519 г.

После смерти Марии-Сессеты плантатор Делиль продал своих четырёх детей от неё в рабство с правом впоследствии выкупить старшего. Вернувшись в Париж в 1775 г., он принял отцовский титул маркиза де ля Пайетри, женился на своей экономке и через четыре года выкупил одного из своих сыновей и официально усыновил его.
Но количество афроевропейцев в сериале впечатляет! И Это Франция первой половины 19 века. Афроевропейцем оказывается и инспектор Жавер.
А сериал неплохой.
А может стоит показать Отелло белым? И Аиду?