Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Марка

Подвиг матери

По телевизору идет "Неизвестная война" - американский вариант "Великой Отечественной" Романа Кармена. И в серии "Освобождение Украины" вспоминают замечательную женщину, имя которой было нам известно в школьные годы, а потом забылось, увы - Александру Деревскую. …Деревская Александра Аврамовна (девичья фамилия Семёнова) родилась 6 мая (23 апреля по старому стилю) 1902 года в городе Грозном в семье работника нефтепромыслов Семёнова Авраама Нестеровича.

До 1918 года Александра училась в женской гимназии, с августа 1918 года по октябрь 1923 года работала диетсестрой, в госпитале №55 в городе Грозный. Тут она познакомилась с раненным красноармейцем Деревским Емельяном Константиновичем, который стал её мужем. Деревские взяли на воспитание сына Емельяна от первого брака Митю, младшего брата Деревского Тимофея и девочку Панну, которая осталась без родителей. Это были первые приёмные дети Александры Аврамовны. Собственных детей у неё не было.

Супруги Деревские не были по профессии педагогами, но они сумели в своей дружной семье повседневно утверждать дух коллективизма, уважения друг к другу, стремление к знаниям, к честному труду. А у самой Александры Аврамовны будет крепнуть стремление обогреть своим теплом, душевностью, нежностью, заботливыми руками всех тех деток-сирот, что встречались на её жизненном пути и, которые, по её мнению, в этом нуждались.

В 1939 году Александра Аврамовна организовала детские ясли. Она взяла на воспитание детей-сирот, и в семье стало 9 детей. Так в их семье появились Валя, Вениамин и Серёжа, а вскоре ещё четверо маленьких питомцев Ставропольского детского дома, Куйбышевской области.

С 1940 года Александра Аврамовна Деревская стала домохозяйкой и полностью посвятила себя воспитанию детей. В 1942 году Александра Аврамовна взяла в семью 17 детей, эвакуированных из блокадного Ленинграда.

В 1945 году семья переехала в город Ромны, и поселилась по улице Интернациональной 14. Сейчас это улица Интернациональная 22, тут живёт сын Валерий и внук Александр (сын Веры), а ещё в городе Ромны живут дети: Наташа и Виктор.

В суровые годы Великой Отечественной войны в полной мере раскрылись благородство и самопожертвование семьи Деревских, когда они в свою, и без того многочисленную семью, взяли на воспитание семнадцать маленьких ленинградцев, родители которых погибли на фронте или умерли с голода. К концу войны Деревские усыновили и удочерили 35 сирот. Здесь нашли семейный уют дети русских, украинцев, узбеков, евреев, немцев, мордвин, чувашей и других представителей братских народов СССР.

В октябре 1947 года (как писала Александра Аврамовна в автобиографии) в семье было 38 детей, из них 23 – учащиеся, остальные дошкольники.

Последние годы жизни Александра Аврамовна тяжело болела, умерла 22 июня 1959 года, похоронена на городском кладбище в городе Ромны.

На могиле плита: «Ты наша совесть, наша молитва – Мама. Земной поклон тебе. Твои дети: имена 48 детей. http://derevskaja.com/
Марка

Детство Никиты

Затем в коридоре хлопнула на блоке дверь, послышались голоса и много мелких шагов. Это пришли дети из деревни. Надо было бежать к ним, но Никита не мог пошевелиться. В окне на морозных узорах затеплился голубоватый свет. Лиля проговорила тоненьким голосом:
- Звезда взошла .
И в это время раскрылись двери в кабинет. Дети соскочили с дивана. В гостиной от пола до потолка сияла елка множеством, множеством свечей. Она стояла, как огненное дерево, переливаясь золотом, искрами, длинными лучами. Свет от нее шел густой, теплый, пахнущий хвоей, воском, мандаринами, медовыми пряниками.
Дети стояли неподвижно, потрясенные. В гостиной раскрылись другие двери, и, теснясь к стенке, вошли деревенские мальчики и девочки. Все они были без валенок, в шерстяных чулках, в красных, розовых, желтых рубашках, в желтых, алых, белых платочках.
Тогда матушка заиграла на рояле польку. Играя, обернула к елке улыбающееся лицо и запела:
Журавлины долги ноги
Не нашли пути, дороги...
Никита протянул Лиле руку. Она дала ему руку и продолжала глядеть на свечи, в синих глазах ее, в каждом глазу горело по елочке. Дети стояли не двигаясь. Аркадий Иванович подбежал к толпе мальчиков и девочек, схватил за руки и галопом помчался с ними вокруг елки. Полы его сюртука развевались. Бегая, он прихватил еще двоих, потом Никиту , Лилю , Виктора, и, наконец, все дети закружились хороводом вокруг елки.
Уж я золото хороню, хороню,
Уж я серебро хороню, хороню...
запели деревенские.
Никита сорвал с елки хлопушку и разорвал ее, в ней оказался колпак со звездой . Сейчас же захлопали хлопушки, запахло хлопушечным порохом, зашуршали колпаки из папиросной бумаги.
Лиле достался бумажный фартук с карманчиками. Она надела его. Щеки ее разгорелись, как яблоки, губы были измазаны шоколадом. Она все время смеялась, посматривая на огромную куклу, сидящую под елкой на корзинке с кукольным приданым.
Там же под елкой лежали бумажные пакеты с подарками для мальчиков и девочек, завернутые в разноцветные платки. Виктор получил полк солдат с пушками и палатками. Никита - кожаное настоящее седло, уздечку и хлыст.
Теперь было слышно, как щелкали орехи, хрустела скорлупа под ногами, как дышали дети носами, развязывая пакеты с подарками.
Матушка опять заиграла на рояле, вокруг елки пошел хоровод с песнями, но свечи уже догорали, и Аркадий Иванович, подпрыгивая, тушил их. Елка тускнела. Матушка закрыла рояль и велела всем идти в столовую пить чай.