Лариса (kobrochka1) wrote,
Лариса
kobrochka1

Categories:

Грустная музыка

Когда-то в конце 60-х Журнал "Юность" опубликовал повесть Александра Рекемчука об учащихся Московского хорового училища " Мальчики". Юный герой повести Женя Прохоров чудом спасся при землетрясении в Ашхабаде и очень любил арию Чио-Чио-сан

«Когда я, как говорится, стану человеком - буду сам зарабатывать свой
хлеб, иметь свой угол, - вот тогда первым делом я заведу пса.
Потому что жизнью своей я обязан собаке.
То есть, конечно, своей жизнью я обязан родителям: отцу и матери. Отец
мой, Прохоров Геннадий Петрович, был армейским капитаном. Мать, Прохорова
Тамара Александровна, была военфельдшером. Поженились они на фронте, а
после войны вместе с той частью, где служили, обосновались в городе
Ашхабаде. Здесь-то я и родился.
А в ночь на шестое октября 1948 года произошло ашхабадское
землетрясение. Город рухнул, погребя под своими камнями людей. В том числе
и моих родителей.
Вот так - провоевали всю войну, и не тронули их пули, а уже при полном
мире, тихой ночью, в покойном сне придавила упавшая стена.
Но как же уцелел и спасся, остался жив я сам? Ведь и я был в ту ночь
вместе с ними, в той же комнате, спал в своей детской кроватке...
Ничего этого сам я, конечно, не помню - ровным счетом ничего: ни
землетрясения, ни бедных своих родителей, ни своего чудесного спасения.
Ведь мне в ту пору еще и двух лет не исполнилось.
Но впоследствии одна женщина, приехавшая навестить меня в детдоме,
рассказала мне все, а она это знала вполне достоверно, потому что была
сослуживицей отца с матерью.
Она привезла мне гостинцев, всяких конфет и пряников, а потом, утирая
слезы, поведала такую историю.
Будто в нашей семье была собака, овчарка по имени Рекс. Она, как и
положено собаке, верно служила хозяевам, но больше всех любила меня, хотя я
и был совсем маленьким, - она сторожила меня, когда родителей не было
дома, приглядывала.
И вот в ту самую ночь, когда ашхабадские жители спали, а до толчка
оставалось еще несколько секунд, собака услышала, как изнутри загудела
земля (они ведь, животные, гораздо раньше людей такое слышат и раньше чуют
беду), и тогда она вспрыгнула на мою кровать, вцепилась зубами в рубашонку
и одним махом выскочила в окно: оно оказалось открытым, потому что ночь
была очень душная. И тотчас обрушился дом.
Так собака спасла меня»
Дальше этот мальчик попадает в детский дом, куда приезжает педагог из Московского хорового училища, в поисках талантов. Мальчика звали Женя, педагог просит его спеть. Женя поет много песен, и напоследок…

"-- А еще, - сказал я, помявшись, - можно я спою одну песню? Только...
-- Разумеется, - кивнул представитель.
-- Какую? - встревожилась Вера Ивановна.
-- Только... эту песню по радио не дяденька поет, а тетенька... - Я
смутился, сообщив об этом. Кроме того, я знал песню не до конца, а лишь
самое начало. Но мне очень нравилась эта песня.
-- Пожалуйста, - разрешил представитель.
Я отступил еще на два шага. Сглотнул комок в горле, потому что, едва я
вспоминал эту песню, мне вдруг делалось грустно. Это была довольно грустная
песня.

В ясный день желанный
Пройдет и наше горе.
Мы увидим в дали туманной
Дымок, вот там, на море...

Мне всегда, когда я слушал и пел эту песню, так ясно представлялось
море, которого я никогда не видел, и этот дымок, этот корабль, которого я
тоже нигде не видел, кроме как в кино, и еще мне представлялась какая-то
очень красивая тетенька, которая стоит на берегу и ждет-дожидается, которая стоит на берегу и ждет-дожидается, покуда
появится корабль... И я догадывался, что ничего она не дождется."


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments