Лариса (kobrochka1) wrote,
Лариса
kobrochka1

Вчера, в разгар снежной пурги у меня была беготня по нашим партнёрам - торговым точкам.
Одна из таких точек - Московский дом книги на Новом Арбате
Выхожу из старого выхода станции "Арбатская" (голубой линии")
Опять в такую погоду меня тянет на стихи Пастернака.
"Вакханалия"
Город. Зимнее небо.
Тьма. Пролеты ворот.
У Бориса и Глеба
Свет, и служба идет.

Лбы молящихся, ризы
И старух шушуны
Свечек пламенем снизу
Слабо озарены.

А на улице вьюга
Все смешала в одно,
И пробиться друг к другу
Никому не дано.

В завываньи бурана
Потонули: тюрьма,
Экскаваторы, краны,
Новостройки, дома,

Клочья репертуара
На афишном столбе
И деревья бульвара
В серебристой резьбе.

И великой эпохи
След на каждом шагу
B толчее, в суматохе,
В метках шин на снегу,

B ломке взглядов, симптомах
Вековых перемен,
B наших добрых знакомых,
В тучах мачт и антенн,

На фасадах, в костюмах,
В простоте без прикрас,
B разговорах и думах,
Умиляющих нас.

И в значеньи двояком
Жизни, бедной на взгляд,
Но великой под знаком
Понесенных утрат.

«Зимы», «Зисы» и «Татры»,
Сдвинув полосы фар,
Подъезжают к театру
И слепят тротуар.

Затерявшись в метели,
Перекупщики мест
Осаждают без цели
Театральный подъезд.

Все идут вереницей,
Как сквозь строй алебард,
Торопясь протесниться
На «Марию Стюарт».

Молодежь по записке
Добывает билет
И великой артистке
Шлет горячий привет.

За дверьми еще драка,
А уж средь темноты
Вырастают из мрака
Декораций холсты.

Словно выбежав с танцев
И покинув их круг,
Королева шотландцев
Появляется вдруг.

Все в ней жизнь, все свобода,
И в груди колотье,
И тюремные своды
Не сломили ее.

Стрекозою такою
Родила ее мать
Ранить сердце мужское,
Женской лаской пленять.

И за это быть, может,
Как огонь горяча,
Дочка голову сложит
Под рукой палача.

В юбке пепельно-сизой
Села с краю за стол.
Рампа яркая снизу
Льет ей свет на подол.

Нипочем вертихвостке
Похождений угар,
И стихи, и подмостки,
И Париж, и Ронсар.

К смерти приговоренной,
Что ей пища и кров,
Рвы, форты, бастионы,
Пламя рефлекторов?

Но конец героини
До скончанья времен
Будет славой отныне
И молвой окружен.

То же бешенство риска,
Та же радость и боль
Слили роль и артистку,
И артистку и роль.

Словно буйство премьерши
Через столько веков
Помогает умершей
Убежать из оков.

Сколько надо отваги,
Чтоб играть на века,
Как играют овраги,
Как играет река,

Как играют алмазы,
Как играет вино,
Как играть без отказа
Иногда суждено,

Как игралось подростку
На народе простом
В белом платье в полоску
И с косою жгутом.

И опять мы в метели,
А она все метет,
И в церковном приделе
Свет, и служба идет.

Где-то зимнее небо,
Проходные дворы,
И окно ширпотреба
Под горой мишуры.

Где-то пир. Где-то пьянка.
Именинный кутеж.
Мехом вверх, наизнанку
Свален ворох одеж.

Двери с лестницы в сени,
Смех и мнений обмен.
Три корзины сирени.
Ледяной цикламен.

По соседству в столовой
Зелень, горы икры,
В сервировке лиловой
Семга, сельди, сыры,

И хрустенье салфеток,
И приправ острота,
И вино всех расцветок,
И всех водок сорта.

И под говор стоустый
Люстра топит в лучах
Плечи, спины и бюсты,
И сережки в ушах.

И смертельней картечи
Эти линии рта,
Этих рук бессердечье,
Этих губ доброта.

И на эти-то дива
Глядя, как маниак,
Кто-то пьет молчаливо
До рассвета коньяк.

Уж над ним межеумки
Проливают слезу.
На шестнадцатой рюмке
Ни в одном он глазу.

За собою упрочив
Право зваться немым,
Он средь женщин находчив,
Средь мужчин нелюдим.

В третий раз разведенец
И дожив до седин,
Жизнь своих современниц
Оправдал он один.

Дар подруг и товарок
Он пустил в оборот
И вернул им в подарок
Целый мир в свой черед.

Но для первой же юбки
Он порвет повода,
И какие поступки
Совершит он тогда!

Средь гостей танцовщица
Помирает с тоски.
Он с ней рядом садится,
Это ведь двойники.

Эта тоже открыто
Может лечь на ура
Королевой без свиты
Под удар топора.

И свою королеву
Он на лестничный ход
От печей перегрева
Освежиться ведет.

Хорошо хризантеме
Стыть на стуже в цвету.
Но назад уже время
B духоту, в тесноту.

С табаком в чайных чашках
Весь в окурках буфет.
Стол в конфетных бумажках.
Наступает рассвет.

И своей балерине,
Перетянутой так,
Точно стан на пружине,
Он шнурует башмак.

Между ними особый
Распорядок с утра,
И теперь они оба
Точно брат и сестра.

Перед нею в гостиной
Не встает он с колен.
На дела их картины
Смотрят строго со стен.

Впрочем, что им, бесстыжим,
Жалость, совесть и страх
Пред живым чернокнижьем
B их горячих руках?

Море им по колено,
И в безумьи своем
Им дороже вселенной
Миг короткий вдвоем.


Вот они - Борис и Глеб. Но не те. А не всё ли равно!
moskva-tserkov-chasovnya-borisa-i-gleba-na-arbatskoi-0002415886-preview
Первое упоминание об этой церкви появилось в исторических документах в связи с сильнейшим пожаром, произошедшим в Москве в июле 1493 года. Именно тогда её деревянный прообраз, построенный ещё в 1483 году, сгорел в пожаре. А восстановлена в камне она была лишь в 1527 году, по приказу самого Василия III. Позже, в 1551 году, уже во времена правления Ивана Грозного, особенно почитающего эту церковь, она постановлением Стоглавого собора была введена в состав семи московских соборов для царского моления перед началом военных походов.

Именно здесь царь отстоял обедню перед походом на Литву весной 1562 года. А когда в 1563 году русскими воинами был взят Полоцк, именно здесь встречали войско под предводительством Ивана Грозного, возвращавшееся с триумфальной победой из великого похода.

В конце XVII века стараниями племянника патриарха Иоакима, Ивана Алексеевича Мусина-Пушкина, к храму был пристроен придел в честь Воскресения Словущего, который стал домовой церковью этой одной из древнейших фамилий России. Именно в этом приделе была устроена усыпальница для представителей рода графов Мусиных-Пушкиных. В ещё одном приделе храма, во имя иконы Казанской Божией Матери, известного с 1677 года, находилась усыпальница Бестужевых, представителей другого знатного рода.

В 1763 году этот храм был сломан и на его месте, на средства Бестужева была выстроена новая церковь. Строить новый собор Бориса и Глеба поручили архитектору Карлу Ивановичу Бланку, который блестяще справился со своей задачей, построив новую изящную Борисоглебскую церковь в стиле барокко, которая была освящена уже в декабре 1768 года (Воздвиженка 15). Одновременно с ней были освящены два прежних придела - Воскресенский и Казанский, также отстроенные заново. В них были перенесены и святыни прежнего храма.

После пожара 1812 к чудом сохранившемуся храму были приписаны разорённые окрестные церкви. Некоторые из них вскоре разобрали, а материал пошёл на строительство новых приделов Ризы положения во Влахерне и Марии Магдалины. Иконы и утварь из разобранных храмов тоже были перенесены сюда. Во вновь отстроенном соборе были свои, особо почитаемые богомольцами святыни. Это образ святого Нила Столобенского с частью мощей, большая древняя икона XVI века святого Бориса и Глеба с житием, икона XVI века святого Иоанна Милостивого.

Церковь Бориса и Глеба у Арбатских ворот являлась одним из лучших образцов барокко в Москве. Её внутренняя отделка была выполнена с особой тщательностью и представляла собой отличный образец стиля ампир.

В 1930 году, под предлогом реконструкции площади, Борисоглебский храм закрыли. Серебро реквизировали, древние иконы и ценные облачения вывезли в музейные запасники, а колокола, бронзовые иконостасы и утварь отправили на переплавку.

В год празднования 850-летия столицы правительством Москвы было принято решение о сооружении храма-часовни Бориса и Глеба чуть в стороне от места нахождения древнего собора. В августе 1997 года на Арбатской площади, 4 уже был сооружён памятник утраченной святыни, воссозданный в память славного московского храма во имя святых Бориса и Глеба, помнившего времена Ивана III. А рядом, перед кинотеатром «Художественный», на том самом месте, где стоял подлинный храм Бориса и Глеба, установлен памятный знак.


Subscribe

  • Золотая осень в дендропарке 2021

    Ещё немного помучаю народ видами золотой осени. На вчера Гидрометцентр напророчил нам дожди на целый день, и мы никуда не собирались. С утра я…

  • Борисовские пруды. Золотая осень 2021

    Лежаки на пляжах у Борисовских прудов ещё не убрали - и народ в воскресенье развалился на них. Пусть в пальто и куртках, но на солнышке!…

  • Золотая осень в Коломенском

    Продолжаем ловить золотые денёчки – и отправляемся в Коломенское. На этот раз нам не очень хотелось идти в стандартные места – и мы не поднялись ни к…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments