February 5th, 2017

Марка

Немножечко о мнемотехнике

О том, как я запоминаю лица, лучше не говорить. Я ИХ ВООБЩЕ НЕ ЗАПОМИНАЮ!!! Могу трижды познакомиться с одним и тем же человеком, а потом спросить «А это кто такой». Гораздо лучше у меня с запоминанием лучше всяких цифровых комбинаций – телефонов, кодов и прочего. Но и тут есть подвохи – каждая комбинация у меня должна с чем-то ассоциироваться. Так, когда я говорила своей подруге, как легко запомнить её телефон, я начала талдычить, что в её номере есть 9 и 3 , что 9 кратно трём, а потом есть ещё 4 и 5, что в сумме тоже даёт 9. В результате, ошарашенная подруга сама забыла свой номер телефона.
А тут свалилась на меня забота об одинокой кошечке (хозяйка в больнице всерьёз и надолго, хозяин умер). Хозяйка вручила мне ключи от квартиры, но подобно мне Киселёва ( в просторечии Кисель) не пользуется магнитным ключом, а набирает код. Я его записала, и решила не запоминать – в моей голове уже утрамбованы коды от четырёх квартир, трёх банковских карт, электронного ключа доступа в банк по работе и кучи других цифровых комбинаций.
Но постоянное доставание бумажки с записанным кодом из сумки на морозе привело меня к необходимости запоминания. А код какой-то алогичный!
И тут я вдруг вспомнила, с чем у меня ассоциируется комбинация из этих цифр! В Царицыно домашние телефоны были очень у немногих – телефон был положен дедушке, как врачу – и ещё у нескольких человек, в том числе и у отца Володькиного приятеля, отец был заведующим хозяйственным магазином. У этого приятеля была сестра, двумя годами старше меня, и когда мне хотелось поговорить по телефону, я снимала трубку, и говорила: «Три семь четыре!» - и телефонистка соединяла меня с Женей.
Эта комбинация цифр есть и в коде квартиры Киселя – и код надёжно занял своё место в ячейке моей памяти. Хотя с Женечкой мы не были близкими подругами – просто единственная ровесница, с которой я в детстве могла поговорить по телефону!