Лариса (kobrochka1) wrote,
Лариса
kobrochka1

Categories:

Волга - Ока 2014. Глава 6. Плес

И вот перед нами одно из красивейших мест в мире – крутые берега Плеса. Сравнить их можно с излучиной Дуная в Венгрии и с долиной Вахау в Австрии. Сколько раз бывала здесь – всегда нас встречало солнце. Это раз не исключение. Прямо заколдованное место!
Изображение 057

Не могу не привести длиннющую цитату из повести Константина Паустовского «Исаак Левитан» – потому что лучше не скажешь
«Левитан спустился по Оке до Нижнего и там пересел на пароход до Рыбинска. Все дни он с Кувшинниковой просиживал на палубе и смотрел на берега - искал места для этюдов. Но хороших мест не было, Левитан все чаще хмурился и жаловался на усталость. Берега наплывали медленно, однообразно, не радуя глаз ни живописными селами, ни задумчивыми и плавными поворотами.
Наконец в Плесе Левитан увидел с палубы старинную маленькую церковь, рубленную из сосновых кряжей. Она чернела на зеленом небе, и первая звезда горела над ней, переливаясь и блистая. В этой церкви, в тишине вечера, в певучих голосах баб, продававших на пристани молоко, Левитану почудилось столько покоя, что он тут же решил остаться в Плесе.
С этого времени начался светлый промежуток в его жизни. Маленький городок был беззвучен и безлюден. Тишину нарушали только колокольный звон и мычание стада, а по ночам - колотушки сторожей. По уличным косогорам и оврагам цвел репейник, и росла лебеда. В домах за кисейными занавесками сушился на подоконниках липовый цвет. Дни стояли солнечные, устойчивые, сухие. Русское лето, чем ближе к осени, тем больше бывает окрашено в спелые цвета. Уже в августе розовеет листва яблоневых садов, сединой блестят поля, и вечерами над Волгой стоят облака, покрытые жарким румянцем.
Хандра прошла. Было стыдно даже вспоминать о ней. Каждый день приносил трогательные неожиданности - то подслеповатая старуха, приняв Левитана за нищего, положит ему на ящик с красками стертый пятак, то дети, подталкивая друг друга в спину, попросятся, чтобы их нарисовать, потом прыснут от смеха и разбегутся, то придет тайком молодая соседка-староверка и будет певуче жаловаться на свою тяжелую долю. Ее Левитан прозвал Катериной из "Грозы" Островского. Он решил вместе с Кувшинниковой помочь Катерине бежать из Плеса, от постылой семьи. Бегство обсуждалось в роще за городом. Кувшинникова шепталась с Катериной, а Левитан лежал на краю рощи и предупреждал женщин об опасности тихим свистом. Катерине удалось бежать.

До поездки в Плес Левитан любил только русский пейзаж, но народ, населявший эту большую страну, был ему непонятен. Кого он знал? Грубого училищного сторожа "Нечистую силу", трактирных половых, наглых коридорных из меблированных комнат, диких чулковских мужиков. Он часто видел злобу, грязь, тупую покорность, презрение к себе, к еврею.
До жизни в Плесе он не верил в ласковость народа, в его разум, в способность много понимать. После Плеса Левитан ощутил свою близость не только к пейзажу России, но и к ее народу - талантливому, обездоленному и как бы притихшему не то перед новой бедой, не то перед великим освобождением.

В эту вторую поездку на Волгу Левитан написал много полотен. Об этих вещах Чехов сказал ему: "На твоих картинах уже есть улыбка". Свет и блеск впервые появились у Левитана в его "волжских" работах - в "Золотом Плесе", "Свежем ветре", "Вечернем звоне". Почти у каждого из нас остались в памяти еще с детства лесные поляны, засыпанные листвой, пышные и печальные уголки родины, что сияют под нежарким солнцем в синеве, в тишине безветренных вод, в криках кочующих птиц. В зрелом возрасте эти воспоминания возникают с поразительной силой по самому ничтожному поводу - хотя бы от мимолетного пейзажа, мелькнувшего за окнами вагона, - и вызывают непонятное нам самим чувство волнения и счастья, желание бросить все-города, заботы, привычный круг людей, и уйти в эту глушь, на берега неизвестных озер, на лесные дороги, где каждый звук слышен так ясно и долго, как на горных вершинах - будь то гудок паровоза или свист птицы, перепархивающей в кустах рябины. Такое чувство давно виденных милых мест остается от "волжских" и "осенних" картин Левитана».
Увы, этот визит в Плес пройдет без посещения бесконечно милого и трогательного музея Левитана. Как раз летом там произошла кража четырех картин – и музей закрыт. Очень грустно. Нас поведут в музей «Русская изба», который располагается в настоящей деревянной избе, в которой местными мастерами воссоздан интерьер типичного плесского жилища конца XIX - начала XX века с точностью до мелочей - у посетителей создается впечатление, что они перенеслись на сто лет назад.
В музее проводится интерактивная программа. На пороге избы гостей встречает хозяйка - бабушка Прасковья Ивановна, которая рассказывает удивительные истории обо всех вещах, находящихся в доме. Прямо у входа стоит настоящая русская печь, из которой Прасковья Ивановна достает горшок с горячей кашей и предлагает гостям продегустировать угощение. Желающие могут примерить лапти и попробовать воспользоваться старинными предметами быта.
В пристройке к "Русской избе" устроена стилизованная экспозиция "Традиции русской бани". Здесь можно узнать кто такой Банник, какую роль играла баня в жизни наших предков, как выбрать подходящий случай веник, как сохранить красоту и молодость без современной косметики, и многое другое

Идем от Базарной площади по старинной Юрьевской улице.
Изображение 058
Базарная площадь

Изображение 059
Юрьевская улица

Проживает в Плесе чуть больше двух тысяч человек, есть одна средняя школа и сельскохозяйственный колледж. Зато славен он как климатический курорт – многие сильные мира сего это оценили. Есть пансионат «Плес»
Ох, и крут же подъем к Русской избе на Соборную гору. Так что пшеничная каша (полба) из русской печи оказалась очень кстати. Но какой вид открывается на гору Левитана! На вершине этой горы знаменитая часовня – копия той, которую мы видим на картине Левитана «Над вечным покоем». Оригинал, увы, сгорел в 1903 году. А эту привезли в начале 80-х годов из одного из сел Ивановской области.
Изображение 060

Изображение 061


Изображение 062

Изображение 063

Идем дальше и выше к Успенскому собору. Тишина и левитановские пейзажи! А вот памятник Василию Первому, сыну Дмитрия Донского – основателю Плеса. Он был поставлен в 1910 году рядом со зданием Присутственных мест, когда отмечалось 500-летие Плеса


Изображение 065

А рядом Успенский собор, конец 17 века.


Изображение 066

Горы Плеса, вроде и невысоки, но очень круты – поэтому кажется очень высокими. Вон как далеко внизу наш теплоходик!
Изображение 064

В 19 веке это был один из крупнейших портов на Волге, но, как и со многими купеческими городами, железная дорога сыграла злую шутку. Давали взятку купцы, чтобы железная дорога проходила подальше – и приходили города в упадок.
Кто-то умудрился найти на горе пару подосиновиков!
Пора возвращаться на теплоход. Машем рукой чудесному городку.

Изображение 067

Изображение 068

Вечером на теплоходе развлекательная программа «Ее величество госпожа осень». Мы вспоминаем фильмы и песни об осени.
Завтра у нас Городец и Нижний Новгород.
Продолжение следует!


Tags: Плавали - знаем!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments