Лариса (kobrochka1) wrote,
Лариса
kobrochka1

Categories:

Поход в Бородино 1971 год.

Вот и наступил юбилей Бородинской битвы.
Смотрю по ТВ («Москва-24») очень хорошую, с моей точки зрения, реконструкцию битвы – а память упорно возвращает к тому, неюбилейному лету, когда мы, после окончания восьмого класса, отправились в поход в Бородино. И невольно вспоминается – здесь стояли наши палатки при первом ночлеге, здесь – при втором. Ой, вот крутой берег Колочи – как мы выползали по этому крутому склону после мытья в реке жестяных мисок и ложек!

А было дело так. Наша классная руководительница и замечательный учитель литературы Юлия Петровна Соболева возила нас по всевозможным экскурсиям – с ней мы объехали все Золотое кольцо, города Подмосковья, Брест. А на этот раз, она решила совместить экскурсию с походом – как теперь сказали бы в «антисанитарнейших условиях» - ночевки в брезентовых палатках, которые отсыревали и промокали, воду брали из родников и кипятили на костре, а жестяные миски и ложки мыли в речке. Но как это было чудесно! Как был вкусен туристский супчик, сваренный на костре в эмалированном ведре из тушенки, крупы, картошки – и всего, что прихватили с собой, и соответственно, безбожно пригоревший.
Мы доехали до Можайска. Очень хорошо помню, что до Бородино от Можайска было 12 километров. Ну что же – вперед и с песней! А какая песня? Юлия Петровна уже запевает:
«Скажи-ка, дядя
Ведь недаром!»

И все подхватывают:
«Москва спаленная
Пожаром»

А затем, неизбежно, переходим к литературе и истории. Память у нашей учительницы изумительная, лекторский дар потрясающий – и за разговорами мы и не заметили, как вдали уже виднеется огромный обелиск на холме Кутузова. Шоссе кончилось – вот и Бородинское поле. Здесь – привал.
Передохнув, мы выбираем место у перелеска близ Колочи для ночлега. Наша Юлия Петровна – опытный турист, недаром жена офицера – поэтому палатки ставятся с полным знанием дела – сначала стелется лапник, затем накидывается трава. Вот и стоят наши брезентовые домики на деревянных пуговицах. Спальники и рюкзаки свалены внутрь, по всем правилам подготовлено место для костров – а сейчас мы поднимаемся на Кутузовский холм.
Много лет прошло с тех пор, подробности стерлись из памяти, но многое звучит в ушах до сих пор.
- А бородинский хлеб, надеюсь, взяли? – спрашивает Юлия Петровна – и показывает нам на полуразрушенный монастырь. В тот день многие из нас впервые услышали историю семьи Тучковых – и как-то очень рельефно восприняли, как бродила молодая вдова среди смрадного поля битвы, в поисках тела мужа.
Несколько дней мы ходили по Бородинскому полю – кроме нас, кажется, тогда никого там и не было. Помню, как были поражены сотрудники музея, когда туда ввалилась толпа чумазых, пропахших дымом, московских школьников. Эти несколько дней дали нам возможность прочувствовать грандиозность битвы – мы не торопились, и не миновали ни одного памятника, которые были тогда (многие ведь были снесены в 30-е годы) . Не упустила Юлия Петровна и памятники защитникам Москвы 1941 года.
А потом как часто вспоминали мы этот поход на наших встречах!
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments